18:46 20.05.2022

Автор: ВИТАЛИЙ ШАПРАН

Валютный рынок в условиях войны

5 мин читать
Валютный рынок в условиях войны

Виталий Шапран, экономист, финансовый аналитик

 

О происходящем сейчас на валютном рынке и надолго ли рыночная температура продержится на уровне 36,6 грн за доллар. Во-первых, хочу поздравить граждан Украины с тем, что, наконец, наша экономика подала не просто признаки жизни, но и показала способность бороться с шоком от войны. А произошло следующее. Благодаря ВСУ освобождены Киевская и Черниговская области, перестали массово обстреливать Харьков, а из крупных городов под оккупацией остается только Херсон. Жизнь вернулась в города, а вместе с обычной жизнью вернулись и более менее привычные способ и манера потребления, в котором всегда была высока доля импорта.

Напомню, что большинство импорта, кроме критического, сегодня остановлено, но исподтишка на полках украинских магазинов каким-то образом оказываются виски, джин, пиво и конфеты зарубежного производства, датированные мартом-апрелем 2022 года. По состоянию на 16:23 20 мая 2022 г. в магазинах бытовой техники было представлено 93 модели стиральных машинок, 1496 ноутбуков, 110 холодильников 2022 года выпуска и т.д. То есть, спрос от населения, которое возвращается к жизни и обычной манере потребления, начинает удовлетворяться за счет обычной контрабанды или сереньких схем ввоза, где для безналичных расчетов нет места, а потому деньги идут не через банки, а через наличный рынок. Вот вам и первая причина курсового всплеска.

Вторая причина – техническая, поскольку даже тот законопослушный бизнес, который ввозил все по закону, стоит перед выбором: либо наблюдать, как теневой и серый бизнес занимает его долю рынка, либо лепить свои схемы. Большинство хочет зарабатывать и присоединяется к "семейству контрабандистов и схемщиков", но наличной валюты для всех не хватает, равно как и безналичной валюты на бизнес-счетах за пределами Украины, поэтому и растет курс.

Третья причина – это фиксация курса и появление двух курсов и двух параллельных рынков. До войны в Украине курсообразование проходило на межбанке, а наличный рынок как по объемам, так и по трендам был вынужден копировать тенденции межбанковского рынка. В текущей аномальной ситуации мы видим, что наличный рынок отделился от межбанка и обслуживает процесс потребления импорта.

Поэтому возникает вопрос: а не следует ли перейти к довоенному формату работы? Но при таком переходе курса в 32,0 для платежных карт беженцев и для критического импорта, в т.ч. того, который завозят для ВСУ, может и не быть. Итак, монетарная власть стоит перед выбором между социально-безопасной функцией и возвращением к рыночным устоям курсообразования. Поэтому возникает вопрос: что делать дальше? Когда в Украине идет война, то сценариев развития событий, равно как и рецептов преодоления трудностей, есть множество. Но точно Вам скажу, что хоронить гривну рано.

По моему личному мнению, монетарным властям вообще рано думать об отходе от социально-безопасной функции. Война не закончилась и поэтому лозунг "все для фронта, все для женщин и детей, которые прячутся за границей", не теряет актуальности. ВСУ для монетарных властей – это не только безопасность и оборона, но и гарант географической неприкосновенности зоны обращения украинской гривны. Что касается беженцев, то большинство из них без дела не сидят и отблагодарят родину переводами или (при возвращении) ввозом наличной валюты в Украину. Для того чтобы включить классическую привязку межбанковского рынка к наличному рынку, НБУ следует дождаться либо прогресса по разблокированию наших портов, либо поступления макропомощи, грантовой помощи и репараций за счет активов РФ. И если первое – это больше вопрос к ВСУ, то второе вполне прогнозируемо: анонс макропомощи от ЕС в размере 9 млрд евро, помощь от США в сумме 40 млрд долларов, помощь от МВФ, – часть этих средств осядет в золотовалютных резервах НБУ.

Однако пока что приход этих средств задерживается. Например, законопроект по репарациям за счет российских активов 6390 завис в Сенате США и предусматривает арест в пользу Украины 132 млрд долларов США. Европейская Комиссия (ЕК) еще только обсуждает методы, по которым замороженные в ЕС активы в объеме до 300 млрд. евро пойдут на восстановление Украины. Из ЕК сегодня даже слышны голоса, что деньги выделят в обмен на реформы в Украине, но речь идет не о репарациях за счет РФ, а о добровольных пожертвованиях стран-членов ЕС.

Так что замороженные в ЕС 300 млрд евро так или иначе достанутся Украине, поскольку это компенсация за уже нанесенный ущерб. Вопрос только в том, произойдет ли это быстро по примеру американского законопроекта 6390 или растянется на несколько лет через судебную систему. Для тех, кто очень скептически относится к обещаниям западных партнеров, приведу только один пример. С начала войны НБУ потратил на "интервенции" около 2,0 млрд евро, за счет чего ему удавалось удерживать курс. Напомню, что только макропомощь от ЕС, которая уже анонсирована (это без учета репараций и других выплат), составит 9 млрд евро. Так что, по-моему, стоит немного подождать. Курс сейчас расшатывают те, кто на импорте делает бизнес. Поэтому, во-первых, я бы советовал учесть их объективные потребности. Например, оказалось, что ограничения расчетов для IT-отрасли из-за кризиса с чипами продолжительностью в 90 дней неприемлемы, часто они требуют 270 дней. Следовательно, чтобы не толкать их к черным или серым схемам – нужно продлить продолжительность расчетов. Во-вторых, наличный рынок может сам регулировать курс. В конце концов, покупать телевизоры, стиральные машинки и другую бытовую технику по курсу 40 будет гораздо меньше желающих, так что спрос со стороны бизнеса схлынет. В-третьих, если уж так хочется уравнять курсы в банках, международных платежных системах и на Житнем рынке в Киеве, то НБУ через банки может сделать "наличную инъекцию" (интервенцию). Думаю, что 0,5-1,0 млрд долларов вполне хватило бы, чтобы сбить курс продажи до 30-32,0, но я бы этого не делал сейчас, поскольку такими шагами мы стимулируем серые схемы ввоза и контрабанду.

А пока следует понимать, что снятие ограничения в размере 10% от официального курса при продаже наличной валюты банками и при списании средств с гривневых карт при расчете за рубежом – это и есть первый шаг от фиксированного курса. Оживление, состоявшееся на валютном рынке, указывает на возобновление деловой активности, а общая сумма помощи и репараций для Украины в десятки раз превышает исторический максимум золотовалютных резервов, которые когда-либо были в распоряжении Украина за время ее независимости.

РЕКЛАМА

ПОСЛЕДНЕЕ

ОЛЬГА КОВАЛЬ

Гендер, равенство, защита женщин: в Украине ратифицировали Стамбульскую конвенцию. Что это значит

ЮРИЙ РАДЗИЕВСКИЙ

Тонкая грань между защитником и убийцей. Должен ли общественный резонанс мешать правосудию?

АЛЕКСАНДР СТОРОЖУК

Помогать нельзя бояться: как распознать фейковый благотворительный фонд

ИГОРЬ ЖДАНОВ

100 дней войны – воспоминания, впечатления и размышления

ОЛЕГ ГАВРИШ

Что делать со списком критического импорта

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Большая геополитическая шахматная доска: как не проиграть Украине в Четвертой мировой войне

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: аналитический обзор ситуации за прошлую неделю (15 – 22 мая 2022 года)

АЛЕКСЕЙ ГОРДЕЕВ

Профессия – фиксер. Почему война с РФ создала временный массовый спрос на тех, кто ищет героев для иноСМИ

ГАЛИНА ЯНЧЕНКО

Сообщай о российских активах в Украине – нанеси свой удар по врагу!

ИГОРЬ ЖДАНОВ

Информационная оборона: военно-политическая ситуация в Украине по состоянию на 10 мая

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

UKR.NET- новости со всей Украины

РЕКЛАМА